XXXIII

РАЗВОД


Из рассказов, записок и воспоминаний С. А. о Маргарите. 

Утро. Снег, серый, липкий, перемешанный с выхлопами машин повсюду. Кафе на Покровке.
 – Маргарита Андреевна, это мой адвокат, Борис Михайлович Небезя. 
 – Сергей, мне не до шуток. Я спешу к шефу, у нас летучка.
 – Когда освободишься? В одиннадцать? Хорошо, мы будем в Кофемании. Закончишь, подходи.
 
Сергей как-то незаметно исчез утром. Теперь его странный вид и неуместное кривляние смутили Маргариту, но нужно было бежать. Во время совещания из головы не выходили его слова. И глаза странные. Едва закончилась оперативка, Маргарита почти побежала к мужу.
 
Сергей сидел за столиком с мужчиной в галстуке и потягивал смузи.
 – Маргарита Андреевна, – начал он без всякого вступления. – Мы разъезжаемся. Надеюсь, не нужно объяснять?
 
Вихрь мыслей в мгновение пронёсся в голове Маргариты: Что ещё он узнал? Что ещё я натворила? Мы же теперь одно… При этом очкарике в галстуке я и поговорить с ним не смогу. 
 
Разговор вёл очкарик, он что-то бубнил. Потом какие-то подписи, бумаги. Потом всунул визитку. Сергей смотрел в сторону, пока не разошлись. Маргарита приехала домой и упала на кровать. Проснулась вечером, Сергея дома не было. Просидела до утра.
 
Что это было!?
 
Всё рухнуло. Только наладилось и вот. Всё!
 
Эти его странные сны. Какие-то разговоры и договоры во сне… Хочется пойти и пообщаться с батюшкой, всё ему рассказать, спросить совета, он успокоит, направит. Но я обещала…
 
Где его искать? 
 
Вчера… или нет, уже позавчера… Да, позавчера неожиданно позвонил Храмов, уговаривал встретиться. Маргарита отказывалась, но он приехал сам и позвонил. Пришлось сесть в машину, он подвёз её прямо к дому. По дороге говорили о Сергее. Храмов передал бутылку какого-то древнего коньяка и книгу из домашней библиотеки с автографом Станиславского. Просил найти способ примирить его с мужем.
 
Маргарита оставила подарки на комоде в прихожей и ушла. Легла спать рано и уснула, не дождавшись Сергея. А утром он умчался.
 
Увлёкся кем-то? Когда успел? Нет, не может быть. Мысли бурным потоком неслись по внутренним магистралям, сталкиваясь между собой и образуя заторы.
 
Пошла на работу, но вернулась, не добравшись. Долго лежала на диване, потом пошла готовить, не зная, куда деть руки. Позвонила Людмиле и поехала к ней.
 
На следующий день всё повторилось, Сергей не звонил. Она звонила ему, кажется, раз сто, но его номер был вне зоны. Открыла почту и стала писать письмо Сергею, но отправить не решилась. Дома было невыносимо, и Маргарита пошла в метро. Среди людей ей было спокойнее, она вглядывалась в лица, пытаясь понять их мысли. 
 
Так прошло несколько дней, потом ещё. Маргарита сбилась со счёта.