XXVI

ОСОЗНАННЫЕ СНОВИДЕНИЯ


Из записок С. А.

Странный сон. Сплю и знаю об этом, а из сна не выхожу. Вот руки – смотрю на них, вижу мельчайшие детали, ранки. Раздвигаю пальцы, сжимаю в кулаки. Вокруг знакомая обстановка, только без людей. Совершенно пустой город. Подхожу к остановке, смотрю расписание.
 
На другой стороне дороги в кустах вижу какое-то движение воздуха, как над костром. Присмотрелся. Появился свист, сначала едва уловимый. Но он всё больше нарастает. Марево приблизилось вместе со свистом. Стало трудно дышать. Грудь сдавило ещё больше, но горло заперто, сознание начало уплывать, словно я умирал. Ужас парализовал даже мысли, они остановились. Последняя мысль – всё, это смерть.
 – А-а-а, – прорвался наконец воздух. Я лежал на кровати. Взъерошенная Маргарита склонилась надо мной:
 – Сергунчик, что с тобой? Приснилось что? Ты весь мокрый.
 
В следующую ночь всё повторилось. Только обстановка была другая – на этот раз где-то возле Ялты, на берегу. Проснулся высоко над кроватью, наблюдая себя, лежащим с Маргаритой. Она раскинулась, а я с выпученными глазами и закушенным языком. Спина выгнута назад.
 
Неожиданно оказался в теле и захрипел. Язык вспух, рот почти не закрывался, слюна текла на подушку. Весь день просидел, тупо глядя в экран компа.
 
Ложиться спать не хотелось. Как-то страшновато было. Выпил таблетку феназепама. Ещё одну. Потом ещё. Не помогло.
 
Наутро с Маргаритой поехали к врачу, рекомендованному Петром. Прописал какие-то нейролептики с нечитаемым названием. Рецепт был с круглой печатью. 
 
Неделя прошла в каком-то мороке. Всё перемешалось. Фары машин иногда одновременно включались, иногда также синхронно гасли, словно светомузыка. Но ужасные сны ушли. Просыпался с тяжёлой головой, будто набитой бумагой. Сосед из-за стены посылал какие-то невидимые импульсы, ударявшие прямо под ложечку.
 
День шёл за днём. Вокруг всё раскрасилось и сменило запахи. Состояние тупости было запредельным. Работа, фильм – всё отошло. И все вокруг, словно по команде, перестали беспокоить. Телефон молчал, иногда прорываясь какими-то посторонними голосами, извинявшимися за ошибку набора.