XVII

УСЫПЛЕНИЕ СТРАЖА И МИСТЕРИИ


Из дневника С. А.

Возвращаясь от врача, зашёл в метро, сел в вагон. Вагон был пуст. Это странно. Как ни старался, едва мог вспомнить подобный случай. 
 
На следующей станции вошли двое, мужчина и женщина. Женщина была красива и молода, а мужчина явно старше её, с седыми висками. Они о чём-то говорили, но я не слушал, думал о своём. До меня долетали лишь обрывки фраз. Их разговор показался мне интересным, и я стал вслушиваться. 
 
Женщина больше спрашивала, а мужчина отвечал. 
 – Как можно так измениться? Он сам на себя не похож. Наш мальчик! – женщина аккуратно сняла перчаткой накатившуюся на ресницы слезу. – Ты говорил, что дух – это нечто цельное, а мне кажется, у него всё смешалось, как в воздухе. Нужно было форточки закрывать. 
 – Разные духи борются, пока не победит один. 
 – Нужно было раньше беречь его, а теперь – вот, сам видишь. 
 – Ты же знаешь, ум хранит вместилище духа. Он страж. Снаружи дух не убережёшь.
 
В этот момент мне стало немного не по себе. Кто они и что это за разговор? Какой странный разговор! Мужчина помолчал и продолжил:
 – Надеюсь, он борется – тогда ещё можно помочь. Знаешь, как бывает? Если у кого беда и тебе стало жалко… Здесь страж сам отходит и открывает доступ в сердце. Исполнение заповеди соединяет с духом от Бога. Вот девушка его при смерти… Это шанс для него. 
 – Дух от Бога… О чём ты говоришь? Ты же сам видел этих… слов нет. Я туда больше не пойду! Я чувствую, что они связаны каким-то злом. Зачем ты меня притащил к ним?
 – Чтобы ты сама увидела всё и почувствовала. 
 – Я почувствовала, но я не пойму, что это… Ты видел его? Найди способ вытащить его оттуда. Они там, наверное, практикуют транс, гипноз, изменяют сознание?
 – Ну да… надеюсь, он пока не стал их адептом. Тогда любые слова бесполезны. Его не убедить, если он одного с ними духа. 
 – И куда подевался его страж? Почему он пропустил в себя этот дух?
 – Стража можно отвлечь или испугать. Тайные общества практикуют ритуальные убийства. Это парализует ум страхом. Это жрецы давно поняли, ещё когда приносили человеческие жертвы богам.
 – Но разве сейчас… Ты так спокойно говоришь! Не-е-т, это невозможно!
 – Сейчас – нет. Но важен принцип действия. Адептов после ритуала объединяет этот страх, животный страх убийцы. Вспомни Раскольникова. Они все повязаны кровью жертв. Ум при этом не способен трезво мыслить, и коллективный дух овладевает посвящаемым. И он становится заодно со всеми и готов совершить любую гнусность.
 – Да-да, ритуальные жертвы – это в прошлом. Ты думаешь… Что они там сделали с нашим мальчиком?
 – Они же гностики, дорогая. Но не думаю, нет. Они ищут ритуал инициации, хотят найти способ вселения духа. Есть примеры: у некоторых масонов практикуется как бы погребение заживо, на время. В полной тьме и тишине циркадный ритм нарушается, исчезает время, разуму не за что зацепиться, нет привычных событий, с которыми соотносятся внутренние часы. Это вселяет такой ужас в посвящаемого, что приводит к изменению сознания, как бы временному помешательству. Страж убегает. Когда открывают гроб, слова посвящения входят в адепта, не встречая сопротивления стража, и становятся его убеждениями. Но этого не было. Нет, нет…
 
Я присмотрелся к мужчине, стараясь понять, кто он. Он был одет в строгий костюм с галстуком и выглядел красиво, но немного старомодно. Женщина стояла на высоких шпильках. Наверное, ей было неудобно в дёргающемся вагоне, и она присела. 
 – Это тот же гипноз или сон наяву – всё то же изменённое сознание? – женщине пришлось говорить громче из-за шума.
 – Да, и причина та же, химическая, только химия внутренняя – взрывной выброс адреналина в кровь. Конечно, внешний наркотик сильнее и эффект ярче. Поэтому мистерии с вином или алкалоидами так живучи. Зато внутренняя химия невидима и легко заворачивается в тайну.
 – Дух поглощает посвящаемого и присоединяет его к сообществу? 
 – Повторяю, если не осталось барьера, за которым обороняется его прежний дух. Тот дух, который мы так старались передать ему. Если его страж бы сбежал, умер… Тогда их общая цель была бы уже и его цель тоже, их бог – его бог. Пережитый страх обычно персонифицируется, становится в сознании адепта как бы отдельной личностью. Этим страхам дают имена богов, героев мифов или реальных исторических персонажей. Адепт уже не боится смерти, он боится своего бога. В этом суть языческих таинств. Это и есть одержимость бесами. Потом этот дух поддерживают, обычно страхом. Но это не наш случай, дорогая.
 – Так получается, когда ведьм сжигали – это из этой серии? Убийство поддерживало у католиков дух? Чтобы он не потух? Как ты спокоен…
 – Ну да, не только у католиков, и в православии – когда казнили еретиков. 
 
Колеса вагона загремели и заглушили голоса. Я всё никак не мог понять, что это за странный разговор и почему их двое. Вагон остановился, и они вышли.
 
Странные речи! Это что было, сон?
 
Но нет, вошли люди, и я на своей ветке. Всё, как всегда. 
 
Я ехал и думал.
 
Усыпление стража? Да, похоже, это способ. Этот, с седыми висками, кое-что понимает.
 
Монахи тянут чётки каждый день по десять тысяч, отвлекают стража и через десять лет видят какой-то свет. Они думают, что нетварный. 
 
Но есть способы полегче. Можно усыпить ум гипнозом, вином, дурью, ритуальными плясками – и принять чужой дух. Беспечное участие в ритуалах порождает страх и всплеск адреналина. Психическое расстройство, одержимость – это следствия. Как с тем мальчиком бесноватым из Матфея, которого бросало то в огонь, то в воду.
 
Эти два персонажа… Они интересные. Весьма.
 
Они навели меня на серьёзную мысль. Таинства, мистерии, ритуалы, литургии, храмы, попы, кадила, иконы, мощи – это что по сути? Язычество и идолопоклонство! И оно доведёт дело до рождения нового бога и поклонения ему. Все эти мистерии вошли через главные ворота – через одно из четырёх Евангелий.
 
Говоря, что последний день ещё не пришёл, Павел упомянул в послании, что при всём том некая тайна беззакония уже в действии… Тайна, μυστήριον   – таинство, мистерия. Для Павла и первых христиан мистерии были вокруг, в каждом языческом храме. Не нужно было, как нам, объяснять, что это за тайна беззакония – это языческое беззаконие, стремление подчинить Бога ритуалу, заставить его служить. Вот он и сказал просто: μυστήριον της ανομίας – тайна беззакония.
 
В православии теперь есть семь таинств, семь мистерий.
 
Ловцы душ внушают всем, что святой дух привлекается ритуалом, церковным пением, службой, тайносовершительными молитвами, анафорой или, как у католиков, эпиклезой – призыванием духа на дары в таинстве евхаристии. И совершать это должен законно рукоположенный поп. Иначе никак. 
 
Боже, во что всё превратилось!? 
 
Кажется, забыли, что Бог излил дух на всех. Кто в завете с Богом, знает тайны царства Божия, о которых говорил Иисус апостолам. Они внутри нас, как и само царство. Поэтому мы их знаем, а прочим – всё в притчах.