XLI

«ХОРОШИЙ» ДЕНЬ

Моисей Германович вышел из автобуса и перешёл на сторону Центра психического здоровья. На проходной встречала милая девушка, сотрудница НЦПЗ Виктория. Прошли в Центр.
 – У нас новый пациент с согласием на клинические исследования – некий Левий Сергей Афанасьевич. Уже несколько месяцев здесь. У него купировано острое полиморфное психотическое расстройство, МКБ-10, сейчас наблюдаются остаточные симптомы бреда и галлюцинаций, без обострения. В общем, наш клиент. 
 – Хорошо. Приводите его в ваш сектор. Я буду минут через сорок – к вашему шефу забегу и сразу туда. Кабинет 11, насколько помню? Готовьте всё для сканирования и введения стентрода и имплантов в различные семантические зоны. А у него атлас готов? Вы его просмотрели?
 – Да, мы его уже месяц сканируем, каждый день, и есть устойчивая картина.
 Моисей Германович зашёл в кабинет завсектора, поздоровался и после короткого обмена любезностями направился в исследовательский сектор. По дороге заглянул ещё в пару кабинетов.
 
Сергей Афанасьевич сидел в ортопедическом кресле Yamaguchi, опутанный проводами, и прислушивался к внутренним ощущениям. Интересной была возможность одной мыслью передвигать взад-вперёд, поворачивать и вообще делать всё что угодно с маленьким игрушечным квадроциклом. Но ещё необычней были слова и даже словосочетания, повторяющиеся каждые несколько секунд до тех пор, пока он не произносил их вслух. Сегодня ему сделали укол в сонную артерию, и через полчаса возникли эти странные звуки.
 
Появился маленький седоватый мужчина с жуткими бровями, представившийся Моисеем Германовичем. 
 – Как Вы себя чувствуете? – спросил бровеносец.
 – Чувствую себя биоприставкой умной машины, которая скептически смотрит на ваши эксперименты.
 – Ну-ну, шутите? Это хорошо. Сейчас попробуйте понять характер воздействия.
 
Он забегал пальцами по клавиатуре. У Сергея Афанасьевича появилось где-то внутри чётко оформленное решение привстать и сделать полупоклон. Решение не было оформлено словесно, но было абсолютно ясным. Сергей Афанасьевич привстал, поклонился и опять сел.
 – Так, хорошо-хорошо. Что Вы почувствовали?
 – Да ничего. Просто я забыл поздороваться. А Вы, кажется, кивнули при входе? Вот я и вернул долг, как вежливый человек, – ответил Сергей Афанасьевич. – А почувствовать? Да ничего вроде и не чувствовал.
 – Ну хорошо-хорошо. Продолжим завтра. Отдыхайте.
 
Моисей Германович стремительно выскочил из кабинета, почти ударившись головой в выпуклую грудь сотрудницы.
 – Вика, заполните отчёт и пришлите мне по электронке. Хороший день. Я думаю, мы его запомним.
 
Виктория секунду обдумывала ответ, но Моисей Германович уже стучал каблуками в конце коридора. Она беззвучно открыла рот, закрыла и словно пёстрая аквариумная рыбка поплыла в ту часть аквариума, где сидел в чёрном кресле запутанный проводами пациент.