XLVIII

БЕСЕДЫ В СУМАСШЕДШЕМ ДОМЕ

Часть четвёртая

АПОКАЛИПСИС

Запись ещё одного разговора в ЦПЗ. Присутствовал Страхов, Константин, Левий и я.
Привожу последнюю часть записи.
 
Константин, наконец, присоединился к разговору. Его больше интересовало мнение Левия об откровении Иоанна, которое в обиходе называют Апокалипсисом:
 – Сергей Афанасьевич, в Откровении Иисус представлен как подобный Сыну человеческому и одновременно как агнец. То есть подобен херувимам, совмещавшим лицо человека и животное: тельца, орла, льва. Животное – это сила, которой Бог действует в мире: лев – царская власть, орёл – пророческий дар, телец – жречество. Но Христос над ними, на престоле, и даже имя его не называется, так как имя связано с конкретным служением, а служение временно. Значит, автор Откровения считал Иисуса воплощением высшего из сотворённых, который ещё исполнит другие великие дела и будет, как сказано, иметь новое имя, отражающее его новое служение? Для него Агнец, Сын человеческий – не бог в полном смысле. Он высшее, но всё-таки творение, воплотившееся и ставшее сыном Марии по имени Иисус. А для Вас, противника любого воплощения, все эти образы Откровения – выдумка. Так ведь? Но как тогда верить тому, что сказано в Откровении о конце мира? Я не пойму, это откровение – ложное, как считали многие известные отцы в первые четыре века, или нет? Вы сами как думаете?
 – Правда, я много думал об этом, и у меня есть свой взгляд. В чём-то он может оказаться тебе полезен. Я не думаю, что Иоанн откровения и Иоанн евангелист – одно лицо. Это, возможно, есть даже некоторая связь этих книг. Но… Скажу кратко так.
 Откровение Иоанна – это переосмысленная после прихода мессии Иисуса книга пророка Иезекииля. Почему взят за основу Иезекииль? Сам Иисус называл себя Сыном человеческим – также как называл Иезекииля говоривший к нему с престола, стоящего на херувимах. Это не случайное совпадение и отражает служение Иисуса. Иезекииль пророчествовал о разрушении первого храма, Иисус – второго. Также их проповедь была о разрушении Иерусалима, и о всеобщих бедствиях, и о дне Господнем и суде, и о воскресении мёртвых. Они оба проповедовали закон в сердце и новое царство Бога. Так что пророческое служение Иезекииля и Христа во многих аспектах совпадают. Понятно, что Христос – это не только и не столько пророк, и кем он был – много суждений. Для автора Откровения Иисус – воплотившийся филоновский Метатрон, или, по-другому, Логос, Слово Божье, высший ангел, подобный Сыну человеческому. Не буду вдаваться в доказательства, но это именно так. Логос до сошествия на землю через тело Марии говорил устами Иезекииля, потому пророчества Иезекииля и Иисуса Христа связаны– так, я думаю, полагал автор Откровения. 
 
Главное видение у Иезекииля – колесница с четырьмя херувимами и престолом над ними. У Иезекииля эта колесница спустилась на землю, а в Откровении некто Иоанн был вознесён на небо и там увидел четырёх херувимов и престол и подобного Сыну человеческому на нём. Эта колесница была уже не в походном виде, а в виде небесной скинии. Но описание её точно такое, как у Иезекииля. У Даниила также описан подобный Сыну человеческому, подходящий к Ветхому днями. Правда, у Даниила это скорее образ Израиля, Первенца и пророчество о вознесении сына Давидова. Филон же назвал его Метатроном, высшим из творений, через которого Бог всё творил и продолжает править миром. 
 
Свиток откровения, исписанный изнутри, то есть содержащий тайное знание, гнозис, и снаружи – то, что увидят все, этот свиток был съеден и Иоанном в Откровении, и Иезекиилем. Он оказался горьким во чреве и сладким в устах обоих. Это означало, что сладким будет ожидание исполнения пророчеств, но дождавшиеся испытают на себе всю горечь страданий. Иоанн, как сказано, должен был снова пророчествовать о царствах и народах, как это делал Иезекииль. У Иезекииля, как известно, много пророчеств в книге: о Вавилоне, и Ассирии, и Египте, Тире, Моаве и Сеире. Иоанн же не был замечен до того в пророчествах о народах. Здесь как бы восстание древнего из пророков в лице автора Откровения Иоанна, реинкарнация своего рода. Эта тема, как и сам Метатрон, – проявление языческих воззрений старца Иоанна и Филона Александрийского. 
 
Далее ещё одно совпадение: у обоих почти в дословных выражениях описана гибель Вавилона. Этот образ также есть и у Исайи.
 
Измерение храма тростью и его удивительное устройство приводятся в подробностях в обеих книгах: в Откровении и у Иезекииля. Это измерение храма – проверка учения, устроения церкви, закона и богослужения божественной мерой. Есть множество других совпадающих образов и деталей: жена-церковь, орёл, деревья, пастбища, богатые травой для спасённых. Есть ещё Гог из страны Магог у Иезекииля, который приходит на землю обетованную и гибнет, и пир орлов и падальщиков красочно описан. Это прообраз будущей битвы в конце времён, описанной у Иоанна. В Откровении Гог и Магог выступают против стана святых и города возлюбленных и уничтожаются огнём, а затем ангелом призываются на пир птицы небесные. 
 
Идолопоклонство как главное зло обличается Иезекиилем и Иоанном. Ещё много можно обо всём этом говорить и о смыслах всех этих образов. Здесь большое поле для интерпретаций и споров. 
 – Автор Откровения – простой компилятор!? 
 – Нет. Есть в Откровении то, что является, безусловно, реальным и новым.
 – Что же это?
 – То, что уже сбылось. Простецы ещё в восьмидесятые годы ХХ века обнаружили связь штрихкодов и ИНН с числом 666 и пророчеством об антихристе. Они описывали будущий цифровой концлагерь, а над ними все смеялись. Но сейчас мы видим исполнение всего, о чём они говорили, опираясь на 13-ю главу Откровения. Что там ещё истинного в Откровении, не будем углубляться. Это интересно и много об этом можно сказать. Но главное – это предупреждение, которое сработало.
 – Но как может быть искусственная компиляция перемешана с истинным пророчеством?
 – Мы не знаем, это компиляция либо повторенное пророчество, которое первоначально было дано через Иезекииля. Были пророки в Израиле, повторявшие предшественников. Например, Михей дословно повторяет две главы Исайи. Во времена, когда писалось Откровение, ходила масса устных и письменных пророчеств о втором пришествии. Автор мог взять одно из них и вставить в свою компиляцию. И что? Если в этом промысел Божий, то мы имеем исполненным то, что Бог замыслил. Те, к кому оно было обращено, предупреждены, а остальные пусть толкуют, что там автор накомпилировал.
 – Ну что же, меня такое объяснение, пожалуй, устроит. А как связано Евангелие от Иоанна и Откровение?
 – О-о. Это очень интересный вопрос. Связаны они, конечно, не авторством.
 – А чем тогда?
 – Евангелие от Иоанна – это ворота для рождения нового бога в наш мир. Оно постепенно так сформировало мышление, что эта идея стала естественной. Её готовы поддерживать и реализовывать, не опасаясь гибели. Те, кто считает себя христианами, в действительности готовы принять антихриста и даже работать над его приходом в мир, одновременно по утрам читая «Отче наш» и веря в воскресение Христа. Более того, оно приучило нас одновременно придерживаться противоположных идей. Оно изнасиловало наш ум. Если мы считаем все четыре Евангелия богооткровенными, но одно противоречит во всём трём другим, то наша воля и ум вынуждены смириться и признать, что между истиной и нами существует непреодолимая стена. А это необходимое условие смирения перед воплощением нового бога. Но главное – оно отделило нас от Отца, сделало поклонниками нового бога.
 – Как же придёт новый бог?
 – Как и описано в Откровении. Зверь с двумя рогами, подобными агничьим, вдохнёт дух в образ зверя.
 – И кто этот зверь и чем он отличается от зверя с семью головами?
 – Зверь – это вообще нечто, имеющее временную жизнь и способное действовать по сложным алгоритмам, как любое животное, но не имеющее осознания и непосредственной связи с Творцом, личности с Личностью. То есть зверь – не личность и даже не её зародыш. Так вот, зверь о семи головах – это государство. А зверь с двумя рогами, вышедший из земли, – это земнородный, то есть человек, и первосвященник, притворяющийся жертвой, агнцем, представляющий якобы Христа. Интересно, что он также назван зверем.
 – И как же он вдохнёт дух в образ зверя?
 – Будет мистерия своего рода. Сами всё увидите, я думаю. Многое прояснится: время пришло.
 
Расстались. После ухода Александра и Константина Сергей Афанасьевич достал бумагу и карандаш.
 Из дневника С. А.
 Наконец, после всех моих бедствий, забрезжил свет. Создатель всем даёт работу. 
 Я порвал все бумаги со старым сценарием, оставил несколько листков. 
 Мое единственное по-настоящему важное дело – расчистить исторический и философский мусор с евангельской истории. Расчистить тем инструментом, который волей провидения оказался у меня в руках. Я не буду писать заумно, со ссылками и прочими скучными вещами, как делают исследователи. Наличие внутреннего спора внутри Евангелий достаточно, чтобы достоверно определить содержание и основные идеи текстов на момент возникновения этого спора. Это более доказательно, чем надписи на глиняных табличках, горшках, стенах, рукописях разных религиозных групп, найденные при раскопках, и другие, внешние к Евангелиям артефакты. Взгляд изнутри текста всегда достоверней, точнее, нужно только научиться видеть. И я не сторонний наблюдатель, я на той стороне, которая мне по сердцу.
 Итак, начало будет таким:
 Глава 1
 Старец Иоанн и Прохор. Невифлеемская звезда
 Материалы для сценария.
 Иоанн – автор Евангелия;
 Прохор – его ученик. 
 Прохор положил подушку на циновку, и старец сел. Седая курчавая борода учителя казалась выдранной из верхней части головы и приклеенной к щекам и подбородку. Лысина была обрамлена такими же белыми волосами с красивыми завитушками. Выпуклые, большие, голубые глаза старца, слегка белёсые от старости, как будто жили отдельно от тела. Они вращались, всверливаясь в собеседника, указывали, смеялись, гневались. Прохор иногда путался и не мог вспомнить, старец сказал что-то языком или этими своими глазищами. 
 – Прохор, дитя, сядь. 
 Прохор сел рядом и достал стило и свиток.