Глава 9

Пчёлы и мёд


Материалы сценария. 

Надпись карандашом:
Иоанн крестил одновременно с Иисусом в Иудее (Евангелие от Иоанна) или был схвачен до начала служения Иисуса в Галилее (рыбаки)? Вопрос принципиальный: в чём заключалось служение Крестителя?
Эпизод 1. Арест Иоанна.
 
Площадь в маленьком городке. Суббота. Возле синагоги, как обычно, после субботнего чтения и молитвы что-то обсуждают. Из синагоги вышел Иаков, скорняк, который переехал недавно из Капернаума с молодой женой. Он подошёл к группе, громко обсуждавшей новости:
– Шалом. Слышали? 
 – Да, все об этом говорят. Иисус-назорей исцелил дочь Иаира. Прикоснулся к ней, и она встала. А она была то ли при смерти, то ли уже умерла. Когда Иисус пришёл исцелять её, плакальщики смеялись – им никогда не платят, если вопрос ещё не решён на небесах. 
 – Назорей в дом с мёртвым не должен входить. А уж прикасаться? Это против закона.
 – Он сказал, что она спит, а не умерла.
 – А-а, если так… Тогда что за чудо?
 
Иаков не мог вставить ни слова, пока не вскипел:
 – Да остановитесь уже. Я не о том. Ирод казнил Иоанна прямо на пиру в Махероне. 
 
Все голоса разом смолкли и стали окружать источник новости, как пчёлы матку.
 – Это правда? Он что, Бога не боится? 
 – Главное, что он прокуратора не боится. Схватили Иоанна в Иудее или нет? 
 – Некоторые говорят, что Ирод выманил Иоанна во дворец в Махерон. А это его область. 
 – Да, иначе сразу бы донесли Пилату, – скорняк стал говорить тише, и кольцо вокруг него сжалось. – У меня жена вчера была у сестры в Капернауме, вернулась поздно. Она как пчела – с утра на рынок летит слухи собирать, там всё гудит от этих пчёл. А потом она меня этим мёдом кормит. Так вот, все разговоры в Капернауме про это. Говорят, Ирод скрывал связь с Иродиадой от своей жены, а Иоанн везде обличал его. А Фазелис – это жена Ирода, гордая набатейка, дочь царя Ареты. Так Ирод боялся, что она узнает и прибежит к отцу жаловаться, вот и арестовал Иоанна, но она всё равно всё узнала и сбежала к отцу. Арета теперь собрался на Ирода войной из-за оскорбления, а у него войско-то посильнее Иродова. А Иродиада в отместку не побоялась убить Иоанна.
 – Вот змея.
 
Больше Иаков ничего не знал про казнь Иоанна. Толпа опять разбилась на группы, и обсуждение новости продолжилось намного громче и оживлённее. Нельзя было понять, кто говорил – из общего гомона выделялись самые звонкие голоса. 
 – Выходит по всему, что Иоанн не машиах?
 – Да он и сам говорил, что не он. 
 – А кто же? Он проповедовал царство Божие, говорил: покайтесь, близко уже. И крестил.
 – Сказал, что придёт после него некто, кто очистит всех не водой, а огнём. И ещё духом.
 – Огнём – понятно. А духом, это как?
 – Ну ты даёшь, Фаддей! Не знаешь, как? Ты же завидуешь Малке из Вифании, что у него жена такая красавица.
 – Ах ты сволочь! 
 
Один из толпы, видимо, Фаддей, невысокий рыжий мужичонка, подпрыгнул и обеими руками толкнул в грудь собеседника, который был значительно выше и крупнее.
 – Постой, постой, Фаддей. Это я для примера. Вот ты набросился, горишь от злобы. Прости.
 – Какого примера, сволочь! – Фаддей, как маленький петушок, взъерошился и стоял напротив большого и спокойного, готовый прыгнуть.
 – Прости, это шутка. Шутка. Видишь, ты меня убить был готов. Это дух всё.
 – Дух? Да это ты, а не дух никакой, – Фаддей быстро остыл и уже смотрел на собеседника просто с укором.
 – Ну я… и дух, который в тебя вошёл. Гордость там, злоба… Нечистый дух, словом. Гордый ты, Фаддей – готов убить, если что. А от машиаха будет другой дух, святой. 
 – А откуда он его возьмёт? От Бога, что ли?
 – Бог помажет его. Всякое благо от Бога, и дух святой тоже. Пророки говорили, что козлёнок будет со львом вместе, и аспид с ребёнком. И не будут друг другу вредить. Дух всё меняет. Он этим духом будет очищать.
 – Ага, ну и ба-асни… 
 – Может, и басни. А может… увидим ещё.
Эпизод 2. Слухи о воскресении Иоанна. Зелоты.
Через месяц. Площадь Капернаума. Большая толпа по обычаю собралась возле синагоги. В центре Анания, Еремей, Иосиф, Левий обсуждают новости:
 – К Иисусу теперь не пробиться, столько народа.
 – Говорят, это Иоанн воскрес.
 – Ага, это Ирод пустил слух: якобы Иисус – это воскресший Иоанн.
 – Неужто верит в воскресение?
 – Это он для народа. Народ зол на него за Иоанна – как бы бунт не случился. А если Иоанн жив снова, какие вопросы к Ироду?
 – Хитёр царь. Многие-то и не знают, что Иисус объявился здесь, когда Иоанн ещё жив был.
 – Жив-то жив, да уже был в тюрьме, где-то в Махероне. А нынче убит. Получилось, что Иоанн пропал, а Иисус появился. Вот и верит народ слухам про воскресение Иоанна.
 
Среди собравшихся у синагоги было немало пришедших из других мест. Они внимательно прислушивались, что говорили местные. Анания и Еремей, как обычно, задавали тему:
 – Кто родом из Капернаума или рядом, те знают, когда здесь Иисус проповедь открыл. А нынче здесь народ не местный. Вот и выдумывают. У Иисуса – вон, родственники в Назарете. Какой же он Иоанн? 
 
Толпа одобрительно загудела. Когда Иисус только появился в Капернауме, Еремей был в лагере скептиков. Он был стар и старался соблюдать правила, но со временем стал большим поклонником назорея:
 – Иоанн не исцелял никого. А у Иисуса явно сила от Бога.
 
Анания же более почитал Иоанна, нежели Иисуса-назорея:
 – Иоанн крестил назорея в Иордане. Иисус везде, где появляется, только и говорит, что о грядущем царстве небесном – этому Иоанн первый стал учить. И ученики Иисуса проповедуют покаяние по всей Галилее, как Иоанн. 
 
Кто-то из толпы поддержал Еремею:
 – Иисуса тоже за пророка почитают все. Вот уже несколько месяцев, как он проповедует. 
 – Всего-то? Иоанн больше. Я ж и говорю – Иисус появился, как только Иоанна взяли, – Анания обвёл взглядом толпу. 
 – А сколько же Иоанн был в темнице? 
 – Сколько? Да не так долго, – присоединился один из пришедших из Иудеи.
 
Он едва говорил на галилейском наречии, к тому же шепелявил. Получилось смешно, кто-то в толпе хихикнул. Но он привык и не обращал внимания:
 – Иродиада всё искала случая убить его, и ей удалось прямо в день рождения Ирода. А прошлый раз Ирод в Риме праздновал свой день рождения – пир там большой устроил. Сказывают, оттуда он эту змею и притащил. Так что много меньше года Иоанн был в темнице.
 
Разговор поменял направление. Опять стали обсуждать Иисуса. Он был главной новостью всё последнее время. 
 – Заметили, что чудеса назорея возрастают в силе? Сначала он изгнал беса из Авдея, от лихорадки исцелил тёщу ученика, потом даже прокажённого и паралитика одного. Не знаю, верить ли? Сказывают, что ученики едва не утонули с ним в лодке – так он и бурю остановил. 
 – Елисей-пророк стихиями повелевал, почему Иисус не может? Елисей и прокажённого Неемана исцелил. Бог над всем властен, кому хочет, тому и даёт силу, – вставил своё слово Иосиф, хозяин рыбной лавки и в какой-то степени даже местный богослов.
 – А сын вдовы из Наина? Его-то уж хоронить несли. Неужто правду говорят?
 – Ты веришь, что Елисей и Илия воскрешали мёртвых? Видно, и назорей из великих пророков, – Иосиф стоял на том, что Иисус в самом деле совершал чудеса, как великие пророки.
 – А мне ученик Хиллеля сказал, что учитель его возмущался, когда услышал про чудо в Наине. Говорит, не должен назорей к трупу прикасаться. Так по закону. А если это чудо не от Бога?
 – Как не от Бога? После таких-то чудес никто и слушать не хочет, что в нём дух бесовский. Опять из Иерусалима фарисеи стали похаживать к нему – как на диковинку приходят смотреть. И заметил? С интересом слушают, что он говорит.
 – Рассказывали, он пятью хлебами накормил пять тысяч.
 – Может, и правда, я не слышал. 
 – Елисей однажды двадцатью ячменными хлебами накормил сто человек, а имел благодать вдвойне от Илии. Иисус всех превзошёл. Перемены грядут – великого пророка Бог послал Израилю, – опять показал свою учёность Иосиф.
 – А куда назорей отправляется?
 – Почему ты решил?
 – Так Клеопа здесь.
 – И что?
 – Так он всегда приходит, если Иисус куда-то собрался. Когда с ним кто-то идёт, их часто кормят в селениях без всякой платы. А если нет, так Иисус не даст пропасть, как давеча с хлебами. Клеопа хитрее мытаря. 
 – Неужто?
 – Так говорят. Смотри-ка, целая толпа подошла из Хоразина. Ага, их Иуда Искариот привёл за исцелением. Подошёл к Иисусу, поцеловал и на них рукой показывает. Есть слухи, что он за это плату берёт. А отделяет себе или нет, кто знает?
 – Клевета, он идейный. Хотя, может, и берёт на цели борьбы? Я слышал, он с зелотами знаком. 
 – Да. И любит представляться как Иуда Галилеянин – правда, когда зелотов нет рядом. Помните, был такой мятежник Иуда Галилеянин? Он был учёный, как Иисус. Теперь его сыновья в зелотах, а Менахем возглавляет сикариев. Эти – так просто головорезы, – невысокий толстый Соломон из самого крайнего дома на севере Капернаума редко оставался после молитвы и сразу бежал домой. Шутили, что жена его строга и за опоздание лишает на месяц близости. На этот раз он остался.
 – Соломон, тебя жена отпустила? Смотри, не завела ли кого?
 
Соломон даже бровью не повёл и продолжал:
 – Но кто они против Иисуса? Разве они исцелили кого?
 Фаддей сочувствовал зелотам – его отец был казнён римлянами после восстания. Он тут же вспыхнул:
 – Исцелили? Ах ты… Да они умирали за царство Божие!
 
Остальные спокойно продолжали сплетничать. 
 – Иисус пророк и не знает, что его ученик сочувствует зелотам?
 – А им многие у нас сочувствуют. Вот, посмотри на Фаддея. И что? 
 – Но Иисус же против насилия.
 – Против. Но я думаю, он знает всё про Иуду. Он его, кстати, и прозвал Искариот. Иуда не любит это прозвище – сразу ясно, что он не галилеянин, а из предместий Иерусалима.
 – А остальные? Тоже за зелотов?
 – Да нет. Он, да ещё Симон, прозванный Зелотом, – такой же, из двенадцати, которые всегда с Иисусом. Остальные – мирные.
 – Может, и так. Но Иисус странный всё-таки. Почему он его выбрал?
 
Солнце припекало. Народ ещё посудачил и стал расходиться.