Глава 19

За советом к Антонию в Милет


Материалы сценария.

Прохору очень хотелось посоветоваться с кем-то мудрым. Старец смущал его всё больше. Он часто пребывал во время молитвы по чёткам в странном состоянии, словно бы вне себя. И говорил иной раз такое, что Прохор никак не мог принять – совесть его протестовала.
 
Как-то пришли гости из Коринфа и остались на несколько дней. Было кому за старцем присмотреть, так что Прохор отпросился навестить родственников. Они жили в небольшом селении рядом с Милетом. Заодно он рассчитывал наведаться к Антонию в Милет. В городе старца знали и любили, но уклоняться от истины не стали бы и ради него.
 
Главный вопрос, с которым Прохор хотел обратиться к более мудрым братьям за советом, был о Христе: кто же он, бог, человек или богочеловек и какие были о том свидетельства? Всю дорогу Прохор молился Отцу, просил дать ему хоть намёк, и даже слезы проступали у него от усердия. Но ничего так и не снизошло.
 
Прохор переночевал дома, вечером зашёл к друзьям детства. Все были с семьями. Пред уходом мать плакала на груди, отец спокойно проводил. Младшая сестра всё расспрашивала про старца, какой он да как говорит, и какие у него волосы и глаза. Прохор охотно рассказывал.
 
Наконец пришёл в Милет. Город лежал в долине, весь утопая в зелени оливковых садов, смоковниц и виноградной лозы. Антоний встретил его по-доброму, сели за стол. Преломили хлеб, вспоминая Господа, запили вином с водой. Отпивая из чаши, по традиции подтвердили свою верность завету, который Иисус скрепил своей кровью. Затронули сперва темы, далёкие от того, что тревожило Прохора. Наконец перешли к главному:
 – Брат Антоний. Я пришёл к тебе за мудрым словом. Хочу услышать, какие есть свидетельства того, что наш Господь есть предвечный бог. Или он человек, которого избрал Бог быть царём и судьёй в будущем Божьем царстве? Или он… и то, и другое?
 – Прохор, ты сам знаешь, что Господь наш говорил о себе мало, – только, что ему должно пострадать от первосвященников, старейшин и фарисеев и в третий день воскреснуть. А всё остальное, что написано и сказано, относится к области размышлений над всеми теми событиями, а также над законом и пророками. 
 – Старец уверен в другом и пишет своё благовестие. По его вере Иисус – это Логос, который пришёл от Отца. Все речи Иисуса в Евангелии старца посвящены себе и разъяснению, что он и Отец одно, что он сошёл с небес. И что нужно верить в него и чтить его как Отца, то есть как бога. Кто так поступает, спасётся, а кто нет, тот погибнет. Всё вопреки писаниям апостолов.
 – Не переживай об этом, Прохор. Нынче так много разных легенд, но правда всё равно восторжествует. Вот увидишь. О жизни Иисуса до его крещения мы знаем только, что он был муж от семени Давида, значит, и рождён, как все мы. Он не бог, облечённый в плоть, как Дионис, а человек, преодолевший узы плоти.
 – А некоторые как раз утверждают, что он рождён от девы и Бога, как думали про царя Александра из Македонии. Ещё бродячие сказители из далёких стран на востоке воспевают нечто подобное о своих героях и богах. Ты же знаешь, бактрийцы часто бывают в наших краях. Так вот, у них есть гимны царевне Кунти, родившей сына от бога: С пылающим богом она сочеталась, но девственной чистой при этом осталась. Теперь вот и к нашим логиям, собранным Лукой, прибавили про рождение от девы. Я читал такие списки.
 – Да там сразу видно, что это ложь, – Антоний был спокоен и улыбался.
 – Откуда же видно?
 – Прохор, а что главное в пророчествах о происхождении Христа?
 – Что он сын Давида, лев от колена Иудина, царь Израилев.
 – Ну вот. Ты же знаешь, что роды и колена только по мужам ведутся, а женщины переходят из одного в другое. 
 – Женщины и в родословные книги не вносятся, это правда. Ага! Ты о том, что если Иисус не имел земного отца, то из какого он колена? И как исполнится пророчество о мессии? – Прохор, когда открывал для себя что-то, согласное с внутренним чувством, радовался как ребёнок. Уловив мысль, он наперёд проследил весь её ход.
 – Да, Прохор. Мать Иисуса имела родственницу замужем за священником из колена Левия, а сама была женой Иосифа из колена Иудина. Жена – это земля, а семя в чреслах мужа. 
 – Я помню, что Павел про патриарха Левия писал, что он был ещё в чреслах Авраама, когда тот встретил Мелхиседека, – Прохор теперь тоже улыбался. 
 – Так и с Давидом, – продолжал Антоний. – Чтобы от семени его родился царь, нужно, чтобы оно прошло через лоно всех женщин, включая и Марию, от которой родился наш Господь. И апостолы не сомневались в этом. Помнишь слова Петра о Давиде, что он, будучи пророком, знал, что Бог с клятвою обещал ему от плода чресл его воздвигнуть Христа во плоти и посадить на престоле его?
 – Да, Антоний. Здесь так и сказано, что Иисус есть плод чресл Давида, и его Бог избрал Христом.
 – Так что важнее, исполнение пророчеств Писания или придуманные истории о рождении от девы? А наши, обращённые из язычников, так пристрастились к своим мифам! А пророчеств не знают, вот и выдумывают.
 Прохору понравились доводы Антония, но ему хотелось добросовестно проверить на прочность позицию противной стороны:
 – Антоний, я встречал в одной из рукописей Евангелия, написанного Лукой, родословие Иисуса. И там сказано, что Иисус был, как думали, сын Иосифов, Илиев, Матфатов – и так до Адама. Там слова как думали — это намёк, что в действительности Иосиф не был отцом. Что скажешь?
 – Зачем тогда Лука его привёл? И ещё перечислил семьдесят пять мужей? Это совершенно глупо –родословием от отчима не доказать, что Иисус потомок Давида. Достаточно было бы сказать, что Иосиф не отец и на том остановиться. Потому совершенно ясно, что «как думали» вставлено в Евангелие не Лукой, а позже. И притом не теми, кто изощрён в подделках. Будь уверен! 
 – А-а! Выходит, Лука хотел показать, что Иисус родился от Иосифа, потомка Давида, и что исполнилось пророчество! А потом это подправили.
 – Заметь, Прохор, там не случайно родословие до самого Адама. Это к тому, что Иисус, как и все мы, сын Божий через Адама. Так и написано: Иосифов… Давидов… Адамов, Божий. Кстати, всех потомков Адама по линии Сифа до потопа так и называли – «сыны Божии».
 – Угу. С Лукой теперь ясно. Но есть ещё… у Матфея, – не унимался Прохор. – Там про Иосифа сказано, что он муж Марии, но прибавлено, что Иисус рождён от Марии, а она зачала от духа, прежде чем она сочеталась с Иосифом. Он пожелал отпустить её, но ангел воспрепятствовал. 
 – О родословии у Матфея можно сказать то же, что и у Луки. И в нём есть намёк, что Иосиф был мужем, но не отцом. Зачем тогда родословие? И кто рассказал про чудесное зачатие евангелистам? Не забывай, Евангелия – это свидетельства, а не откровения. Апостолы себя не боговидцами называли, а свидетелями. А для любого дела, как известно, нужны два свидетеля. 
 – О зачатии Марией от духа, если оно было таковым, знали двое: Иосиф и Мария. 
 – Но они никогда никому не свидетельствовали об этой тайне вдвоём. Когда Иосиф умер, Мария осталась одна и по-прежнему молчала. Это ясно из Евангелий: когда Иисус пришёл в Назарет, все удивлялись, как обычный сын плотника может говорить премудро и творить чудеса, и не верили ему. Говорили: в нём нет ничего необычного, вот его братья и сестры, мы их всех знаем, и Иисус один из них. 
 – Как же история о зачатии от духа появилась у Матфея?
 – Прибавили к его писаниям. Эллины привыкли сочинять про богов и не считают это зазорным. Они так оправдываются: мол, мы облекаем в художественную форму откровения, которые нам бывают от бога.
 – А если Мария потом рассказала ученикам? После воскресения? 
 – И кто бы ей поверил? Апостолы не приняли свидетельство от женщин, включая саму Марию, что Иисус воскрес. Хотя о том, что воскреснет, Иисус сам много раз предупреждал учеников. А здесь история, так похожая на греческий миф! И случилась она тридцать лет назад с молоденькой девушкой без свидетелей. Учти, Прохор, для апостолов мать Иисуса не была авторитетом. Они были свидетелями её неверия – Мария поначалу не ходила с сыном и однажды пришла в Капернаум, чтобы забрать его домой, в Назарет. И говорила, что он вышел из ума. Вот и рассуди, включил бы сам Матфей её рассказ в своё благовестие? Нет, апостолы были трезвые и простые люди, которые не привыкли верить басням, – рыбаки, одним словом. Не зря Иисус избрал их, а не книжников, как свидетелей своего воскресения и послал их потом на проповедь. 
 – Антоний, я согласен, что к матери Иисуса апостолы относились с уважением, но как к любой женщине. Никакого авторитета родство с Иисусом не придавало. Когда семья пришла забрать его, он не пошёл с ними и назвал братьями, сёстрами и матерью тех, кто исполняет волю Отца Небесного. Они тогда не исполняли, так что… Кем они ему приходились? 
 – После того случая нигде в Евангелиях Мария не названа матерью Христа. Её все звали потом просто: мать Иакова и Иосии по именам младших из братьев Иисуса. И она после ходила с ними за Иисусом, как обычная женщина. 
 – Если бы Мария родила от духа, разве она могла бы тогда усомниться в Иисусе и назвать его сумасшедшим? Даже ради его защиты? Меня и раньше смущало, что ни в деяниях апостолов, написанных Лукой, ни в посланиях Павла, ни у Марка, который раньше всех написал своё Евангелие, ни слова нет о столь великом чуде – о рождении Иисуса без мужнего семени. 
 – А помнишь, как Иисус мальчиком остался после праздника в Иерусалиме? Родители вернулись за ним и упрекали его. Мария назвала тогда Иосифа его отцом. А когда он сказал им об Отце, они не поняли сказанных Им слов. Забыли про чудо? 
 – Антоний, старцу моему было видение о чуде, которое сотворил Иисус в Кане Галилейской. Там на свадьбе вино кончилось. Мать просила Иисуса что-то сделать, и он превратил воду в вино. Старец сказал, что Мария всё знала об Иисусе с самого начала, но тогда ещё не пришло время, и они скрывали от всех. Я записал так за старцем.
 – Тонко, тонко. Видение, говоришь? Умён твой старец. Не прямо, как простаки написали про зачатие, а тонко. Иоанн всегда был умён. Это только с виду он простец. Да…
 
Прохор расстроился от слов Антония о старце. Антоний это увидел и постарался как-то смягчить свои слова: 
 – Язычество всё слеплено из благообразной лжи. Не всегда эта ложь видна. Вот и старец обманулся. И со мной, Прохор, такое было не раз. Ты, как бывший служитель культа, – Антоний помнил Прохора ещё с тех пор, как тот мальчишкой прислуживал в храме, – наверняка знаешь гимн Деметре: Зевсу благое Дитя родила ты, пречистая Дева? Язычникам кажется, что рождение от духа и девы ставит Иисуса выше их бывших богов, во всяком случае, не ниже. А сколько сейчас ходит басен, якобы написанных апостолами о детстве Иисуса?
 
Незаметно стемнело. По тропинке возле дома прошли овцы и несколько коз. Одна остановилась, и, мекая, пошла в загон к Антонию. Подул ветер, стало прохладно, и они вошли в дом. Зажгли лампаду. Скоро вошла и жена Антония и запахло свежим молоком. 
 – Вы всё философствуете? Грека хлебом не корми, но дай поговорить о богах.
 
Жена Антония Евдокия была родом из далёкой Галлии. Её отец перебрался туда из ещё более далёкой Испании, но имя дочери дал греческое. Она любила послушать разговоры мужа с гостями, но сама всегда молчала. Прохор едва повернул голову, но не ответил. Он всё ещё был расстроен, и ему хотелось защитить старца перед Антонием. 
 – Антоний, пусть всё так: Иисус рождён, как все мы, от мужа. Но разве это мешает ему быть богом, сошедшим с небес? Мой старец никогда не говорил, что Иисус рождён без мужа, но он считает Христа богом. Бог бесплотен, и ему семя мужа не помеха при воплощении, так же как кровь и плоть жены.
 – Это так, здесь корень глубже. На веру старца повлияли Филон и его учение о Логосе, и это обратилось против веры в единого Бога. 
 – Так помоги мне защитить эту веру! Хотя бы от сомнений…
 – Сомнения свойственны всем, Прохор, особенно думающим мужам. Главное – искать Бога. Бог – это не философский абсолют. Бог – это Личность, вернее, мы – личности, потому что имеем в себе дыхание Бога. Патриархи восклицали, обращаясь к Богу: жив Бог! А Он знал Авраама, Исаака и Иакова лично и называл себя их Богом. Если же есть две личности – Сын и Отец, то хоть они и в одном существе, это два Бога. Мы обращаемся к личностям, а не к существу Бога и не к его природе.
 – Да, многобожие – худший из грехов. Но знаешь, старец ведёт к тому, что нужно обращаться только к Слову. Он говорит, кто видел Сына, видел Отца – только так. Никто не приходит к Отцу, если не через Сына. И кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца. Короче, Отец нам недоступен и единобожие сохраняется. 
 – Иоанн даже поклонение Отцу перенёс на Сына? Да, дело зашло далеко. Храм в Иерусалиме разрушен, жертв нет – старый бог мёртв. Новый бог – новые правила. Не думал, что в Иоанне так глубоко сидит язычество.
 – Антоний, не говори так о моём старце. Я его уважаю, вы вместе привели меня к вере. Просто он увлёкся этой идеей… Ох, Антоний…  Знаешь, я думаю, у старца есть мысль, что с Отцом Христа никогда ни у кого и не было общения. С пророками Сын говорил, а не Отец – так старец верит. Сын и Аврааму являлся, и Господь Саваоф – это Сын, а не Отец. Сын – свет, через него всё произошло, и мы сыны света. А Отец Иисуса всегда был скрыт от мира, всегда был за Сыном. Старец в своём Евангелии написал, что Отца мир не познал, только Иисус открыл Его имя людям. А раньше просто говорили: Бог. Теперь, мол, выяснилось, что Бог, которого знали патриархи, – это Сын. Яхве – это Сын, Саваоф – это Сын. Но у Сына, оказывается, ещё есть Отец!? И вот про своего Отца Иисус всем поведал, когда пришёл в мир. А кто не поверил Сыну, у того отец дьявол. Так теперь верит мой старец Иоанн. Всё так перевёрнуто. И мне так печально от этого…