Глава 16

Как это, в третий день?

Между Кесарией Филипповой и горой Ермон, на окраине небольшого селения рядом с домом, где остановился Иисус, собралась толпа. Гомон невероятный, все окружили отца с бесноватым сыном, которого исцелил Иисус.
 – Странно, что ученики не смогли исцелить его.
 – Эй, Езекия, а твой сын на праздники новолуния не прыгал через костёр?
 – А кто у нас в детстве не прыгал? Все прыгали, и в воде все купались ночью со свечами. 
 – Вот Иисус и говорит, что вы род неверный. Знаешь, что это обряд для принятия духа? 
 
Езекия махнул рукой:
 – Да какой там дух! Дети резвятся. У остальных всё нормально, а у моего вот… Костёр большой был, и он боялся. А потом сразу упал с пеной. С тех пор и пошло.
 
Местность, где всё происходило, была холмистая, на востоке и севере цепь высоких гор. Одна из вершин Ермона сверкала на солнце шапкой снега. Несколько человек стояли вдалеке от толпы и беседовали вполголоса.
 – Они спустились вместе с Иисусом с горы, и лица у них так светились – хоть платки накидывай, как на Моисея. Что там у них случилось?
 – Не знаю, но Иисус собирается теперь в Иерусалим и всё время говорит о своей скорой смерти, и что он будет уничижён и отвержен первосвященниками, старейшинами и книжниками. 
 – Зачем же его отвергать? Они против его учения? Но разве за учение в наше время отдают на смерть?
 – Да нет же! Учение – это для них только повод обвинить его перед народом. Для народа вера, учение – на первом месте, а для них – место и деньги. Вот начальство и ругает учение, чтобы убирать неугодных, кто мешает их власти или сам претендует на власть. 
 – Он что, претендует быть кем-то? Разве пророком… Но пророки не ищут власти!
 – Иисус никогда не искал признания. Но некоторые из нас верят, что он – Христос, всеми чаемый царь от семени Давида. А начальники не захотят признать его, они боятся римлян и держатся за свои седалища. Римляне же не потерпят царя, не кесарем назначенного.
 – Так пусть просят кесаря.
 – Им проще отдать его на смерть, как бунтаря, и оставить власть при себе. В Иерусалиме всё и решится, там всё увидим.
 
Двое пожилых, Самуил и Матфей, отделились от толпы и пошли на окраину села, где были их дома.
 – Скажи, Матфей, я не ослышался? Ученики говорили, что Иисуса убьют и он в третий день воскреснет. Только никто не понимает, что это.
 
Матфей шёл молча, как обычно, и всматривался в далёкие вершины гор.
 – Что тебя смущает, Самуил?
 – Ну как же! Воскресение всех будет в конце времён, как сказано у пророка Йехезекэля. Что значит, в третий день? Это и будет конец всего? Так скоро?
 
Матфей не ответил.