Мистерии или идеология?

Элевсинские мистерии


Мы вступили в эпоху нестабильности. Перемены неизбежны. Все чувствуют неустойчивость корабля. Цель данной статьи – обсудить в чем наша сила, как страны и народа, и на что нам опираться в проектировании будущего.

Отовсюду слышится мысль о необходимости идеологии. Мол, нам не хватает идеологии – примем ее и заживем. Предлагаются варианты: патриотизм; борьба за справедливость для себя и для «маленьких»; коммунистическая идеология. На мой взгляд, это абсолютно тупиковое направление. Не потому, что мне не нравится та или иная доктрина. Просто невозможно стране или народу в результате дискуссий и обсуждений взять и принять некую идеологию. Не существует такой технологии. Она «не наденется» на народ — невозможно надеть штаны на воду. Это вещи из разных миров. Скажут: а как же большевики? Они же надели коммунизм на Россию! Нет, уважаемые. Большевики надели на Россию диктатуру пролетариата, позволившую через управление госсобственностью более справедливо распределять результаты труда. Но коммунизм, как учение и идеология, на нее так и не налез. Почему? Дело в том, что формирование коллективного сознания происходит по законам, и эти законы не позволяют директивно «принять» идеологию. Сколько бы не обсуждали доктрины между «специалистами», и даже внутри элитных групп, а потом…  — издание указов, принятие поправок к конституции, пропаганда. Не-а. Не наденется. Даже зомбированием такие вещи не решить.

В общественном сознании есть устойчивые социально-психологические явления, структуры, как в человеческом мозге, на которые можно влиять. В статье приводятся примеры таких явлений. Я уверен, что есть специалисты по использованию социальных энергий, которые можно накапливать и направлять на созидание или разрушение, с помощью которых можно корректировать направление движения общества. Не знаю, если среди них те, кто за нас, а не за команду противников. Возможно, кто-то из читателей сможет пояснить ситуацию… В общем, есть что обсудить. А я со своей стороны предлагаю взглянуть на проблему с непривычного для многих ракурса.  

  1. Государство и культ. Всю историю человечества государство и культ были нераздельны. Мы не знаем народы, которые бы не поклонялись тем или иным богам. Царь или любой правитель получали благословение свыше, чтобы править. Демократия также, как и тирания опиралась на культ. Элевсинские мистерии, к примеру, зародились вместе с Грецией, в микенскую эпоху за 1500 лет до Р.Х. Период демократии был мимолетным, но и при ней все свободные греки хотя бы раз в жизни принимали участие в этих мистериях. Элевсинские мистерии, просуществовав почти две тысячи лет, были запрещены Феодосием Великим в 396 году (как и все другие языческие культы) и заменены христианством. Эпоха модерна создала свои культы вокруг науки и нового бога — человека. Каждое коммунистическое и социалистическое государство также имело культы, причем необязательно это был примитивный культ вождей. Культ – это как бы состояние ума и души народа. По культу мы можем судить о его здравии или немощи. Живой сердцевиной религиозного культа (внешнего проявления религиозности), его душой, является мистерия.
  2. Мистерия (μυστήριον, таинство) без мистики. Если рассматривать мистерию вне богословских интерпретаций,  а как социальное-психологическое явление (то есть исключив из рассмотрения таинственное участие в мистерии божества), то мистерия – это коллективное переживание реальных исторических событий, переработанных коллективным сознанием в мифы, и связанных с победой жизни над смертью. Она затрагивает самые глубины человека, его сознания и духа. Мистерии в человеческой истории были важнейшим продуктом и одновременно стержнем коллективного разума и коллективного бессознательного. В ходе мистерии участники символически изображают события из жизни героев и соучаствуют в них глубоким переживанием. Это часто сопровождается хоровым пением, особым светом, запахами. Состояние измененного сознания в мистерии обязательно.  Без него переживание, в том числе переживание смерти и победы над ней, не может быть полным, и мистерия превращается просто в обряд. Степень такого переживания у участников разная, но оно должно быть. (Религиозное восприятие мистерии иное:  мистики верят, что участвуя в мистерии, они приобщаются божеству, и их смертная природа преображается, достигая победы над смертью. Время и пространство подвластны божеству, силой которого таинство существует. Поэтому, стоя в храме, мисты таинственно преодолевают духом пространство и время и участвуют в исторических событиях прошлого вместе с героями, богами, святыми и разделяют с ними победу).
  3. Мистерия – это память социума о героическом прошлом. Мистерия закрепляет в сознании общества и людей завоеванную народом в прошлом победу, которая стала признанным общественным достоянием. Это может быть и личная победа над смертью (воскресение Христа), но разделенная со всеми, или коллективная (например, победа в войне или над эпидемией, или над своими угнетателями). Потребность в таком закреплении возникает, когда живых участников и свидетелей становится все меньше и необходимо включить общественный механизм сохранения живого восприятия легендарных событий в общественной памяти.  Существуют другие механизмы удержания события в памяти народа, но они менее эффективны. Сравните, например, какое-нибудь совместное пение в юности под гитару у костра песен военных лет, соединившее всех и запомнившееся на всю жизнь (мистерия) и уроки истории в школе на тему ВОВ. Но мистерия — это также коллективное осознание единства в настоящем.
Print Friendly, PDF & Email